Артис-мебель: предложения наших партнеров
Артис-мебель: предложения наших партнеров

Как выбрать идеальную мебель для своей квартиры? Ответы здесь!

Артис-мебель: предложения наших партнеров

столовые
Bolsciol 72
Артикулg0087
Страна-производительИталия
ОписаниеЭлитная мебель Италии от фабрики "REFLEX". Обеденная группа. Стиль хай-тек., стекло,металл,кожа.
Стол - 140(150)х72 от 218820 руб.
Стул - 42х39х92 от 37940 руб.
Светильник - 120х25 от 71785 руб.
Зеркало - 115х115, 115х78, 150х78 от 63665 руб.
Фабрика REFLEX
Цена: от 392210,00 руб.


Смотрите также:

Возможно, Артис-мебель: предложения наших партнеров и другие предметы мебели интересуют Вас потому, что Вы планируете обновление интерьера? Тогда вот Вам одна из наших полезных рекомендаций на случай ремонта:

Архитектурно-художественный облик дома

 

 

В русском народном жилом зодчестве основным строительным   и   отделочным   материалом   было  дерево.   Обилие  лесных ресурсов и широкое их распространение делали его почти повсеместно доступным, а простота и удобство в обработке, относительная дешевизна, прочность, хорошие теплотехнические качества, богатые художественно-выразительные возможности выводили этот материал на первое место в сельском жилом строительстве. Далеко не последнюю роль играло и то обстоятельство, что постройки из дерева можно было возводить в короткие сроки и практически в любое время года. Кроме того, деревянные дома могли быть легко разобраны, перевезены на значительное расстояние и вновь поставлены на новом месте. Получили распространение даже специальные рынки, где продавались на вывоз заранее изготовленные постройки из дерева.

Физические особенности древесины и наиболее доступные способы ее обработки вызвали к жизни появление специфических строительных приемов, типологических и конструктивных схем, архитектурных форм и объемно-планировочных решений жилых домов, повлияли на формирование общего характера декоративного убранства жилища. Дерево шло на изготовление всех частей жилых домов, хозяйственных и служебных построек — из него возводились стены, кровля, настилались полы, устраивались потолки, изготавливались дверные и оконные коробки, мебель и оборудование интерьера.

Из древесины получали различные строительные материалы и изделия: бревно, брус, пластины, тесовые доски, многочисленные архитектурно-конструктивные элементы, различные фрагменты декора и разнообразные детали резьбы. Обычно при строительстве жилых домов и хозяйственных построек использовали бревна длиной 5... 10 м, диаметром 30...40 см, а на Севере и в Сибири — и 50 см. В старину применявшиеся в строительстве доски делали вручную из бревен, раскалывая их вдоль с помощью клиньев, что давало возможность получить прочный и относительно хорошо противостоящий гниению материал. С целью предохранения от загнивания концы бревен, идущих на постройку дома, зачастую обрабатывали не пилой, а топором. Кроме того, с течением времени были выработаны особые строительные и архитектурные приемы, способствовавшие предохранению деревянных стен домов и важных в конструктивном отношении элементов и деталей от атмосферных осадков.

Вообще же именно подверженность гниению наряду с большой пожароопасностью делала деревянные сооружения относительно недолговечными — редкий жилой дом стоял более ста лет. Наибольшее применение в строительстве жилья находили хвойные породы — сосна и ель, на севере — лиственница, смолистость которых обеспечивала необходимую сопротивляемость загниванию, а прочность позволяла возводить достаточно крупные жилые дома и хозяйственные комплексы.

Основой конструкции жилых домов, хозяйственных и подсобных построек являлся сруб, стены которого возводили из горизонтально положенных друг на друга бревен — венцов, по углам связанных врубками. Врубки делали в основном двух видов — в обло — с небольшими выпусками — и в лапу — без выпусков (8).

Наиболее распространена в жилом строительстве была рубка в обло, которая способствовала сохранению тепла в помещениях, предохраняя углы дома от холода, и создавала интересные в архитектурно-художественном отношении тектонически выразительные решения конструктивно важных элементов стен.

Рубка в обло предполагала устройство в нижележащем бревне на глубину, равную половине его диаметра, седлообразного углубления для укладки верхнего бревна. Небольшую часть бревна, выходящую наружу, за пределы постройки, называли остатком.

В каждом венце рубленой постройки создавался таким образом перепад в высоте на половину толщины бревна. С целью более плотного прилегания венцов друг к другу в бревнах на всем их протяжении выбирали неглубокий паз.

Сруб, изготовленный из свежей древесины, обычно на некоторое время оставляли для высыхания и естественной усадки, после чего вновь разбирали. При повторной сборке сруба пазы для большей герметичности прокладывали мхом, а по окончании сборки дома — еще и конопатили паклей.

Готовый к эксплуатации сруб жилого дома — клеть — был квадратным или прямоугольным в плане. Такую клеть ставили чаще всего прямо на земле. Иногда под углы и середины венцов подкладывали крупные камни или вкапывали в землю обрезки толстых бревен.

В рубленых домах устраивали, как правило, утепленные двойные полы с земляной засыпкой. «Чистый» пол настилали из толстых досок, которые плотно притесывали друг к другу. С целью утепления жилых помещений чердачное перекрытие также засыпали землей. Хозяйственные и служебные постройки имели обычно однорядные перекрытия.

 Для сохранения прочности стен дома окна делали невысокими. Относительно большие по размерам окна, так называемые «красные», укрепляли косяками из брусьев, малые, волоковые, прорубали в смежных бревнах сруба всего лишь на половину высоты каждого из них (9).

Размеры сруба ограничивались длиной применявшихся при строительстве дома бревен. Поскольку бревна обычно не сращивали по длине, размеры постройки увеличивали прирубкой другого сруба к существующему или установкой новой клети вплотную к старой, что создавало своеобразные объемно-планировочные решения жилых комплексов, формировало специфические типы рубленых домов (10).

К наиболее простому типу сельского жилища относят традиционную крестьянскую четырехстенную избу, которая включала в себя, как правило, квадратную в плане жилую клеть и небольшие сени. Встречался и более сложный вариант четырехстенной избы с пристроенным к основному жилому объему крытым хозяйственным двором, размеры которого колебались в значительных пределах и определялись потребностями крестьянской семьи.

Построенный «брусом» четырехстенный дом-комплекс Соколовой в селе Скребино Вологодской области (см. 10, а) имеет достаточно обширный двор с помещениями для скота, связанный с жилой частью через сени-тамбур, из которых устроен основной выход на улицу, оборудованный крыльцом. Жилая изба — квадратная в плане с тремя окнами по главному фасаду, с тремя — на боковом и еще с одним, непосредственно освещающим устье печи в противоположной боковой стене. Печь занимает значительную площадь жилой клети. Она расположена в углу около входной двери и обращена своим устьем к окнам главного фасада. Пространство перед печью выделено дощатой перегородкой. К стенам прикреплены лавки. В «переднем», наиболее хорошо освещенном углу избы поставлен обеденный стол. Это так называемый «красный» угол, где размещалась божница с иконами.

Пятистенная изба возникла в результате деления единого пространства четырехстенной клети рубленой стеной, что было вызвано прежде всего необходимостью увеличения числа изолированных помещений в пределах жилой части дома. Одним из наиболее характерных примеров пятистенных изб является дом в селе Брусенец Вологодской области, обладающий строгим и выразительным объемным решением, четкой планировкой и выверенными пропорциями главного фасада (см. 10,6). Жилая часть дома разделена на два помещения— избу и горницу, имеющих каждое самостоятельный вход из сеней, по другую сторону которых расположен крытый двор со взвозом, ведущим на второй этаж. Жилая часть имеет подклет с отдельными выходами на улицу. Над жилыми помещениями расположена светелка, используемая под жилье в летнее время. Интересной конструктивной особенностью этого дома является то, что его боковые стены в верхней своей части немного наклонены наружу и образуют так называемый «повал», позволяющий существенно увеличить свесы двускатной крыши и тем самым дальше отвести от стен дома дождевые потоки.

Особенно широкое распространение на Севере получила шес-тистенная изба. Наиболее простая ее разновидность — изба-двойня, образованная путем установки рядом^двух срубов, перекрытых одной общей крышей. Пример такой постройки — дом Яковлева в селе Юрома Архангельской области (см. 10, в). В нем скомпонованы два жилых сруба, вплотную поставленные друг к другу, один из которых отапливается большой печью, расположенной в углу помещения вблизи входной двери. Другое помещение — холодная клеть-горница—предназначено для жилья в летний период. В случае необходимости в холодной клети ставили печь, в результате чего ее можно было использовать в качестве жилого помещения круглый год. В подобной избе-двойне уже при ее постройке создавалось специальное резервное помещение, которое могло быть заселено впоследствии при изменении состава семьи крестьянина.

С увеличением расстояния между двумя смежными стенами возникло еще одно помещение. Таким образом оформился новый тип традиционного рубленого жилища — шестистенная изба.

Шестистенная изба Якимовой в селе Выемково Архангельской области имеет уже три жилых помещения, выходящих на главный фасад (см. 10, г). В соответствии с делением внутреннего пространства дома его главный фасад также членится   на   три   части,   средняя   из   которых   выделена   балконом,

устроенным в уровне светелки. По главному фасаду равные по площади жилые помещения дома — изба и горница—освещаются каждое одним «красным» и двумя волоковыми окнами, а меньшее по размерам центральное помещение — заулок — лишь одним «красным» окном. Изба и горница имеют самостоятельные выходы в сени, за которыми расположен хозяйственный двор. Общая композиция главного фасада дома строго симметрична, что всецело подчеркивается и лаконичным, но выразительным декоративным убранством.

 


Конструктивная основа описанных крестьянских жилищ — бревенчатая клеть квадратной в плане или близкой к квадратной формы — была важнейшим элементом в общей архитектурно-планировочной структуре рубленого дома. И функциональная организация жилища, и его пространственное решение, и характер насыщения интерьера в значительной мере определялись именно этой исходной ячейкой народной жилой архитектуры — срубной клетью, размер которой был самым непосредственным и естественным образом связан с размерами бревна. При этом масштабные характеристики природного элемента — деревянного бревна — становились неотъемлемой частью архитектурно-пространственной структуры крестьянского жилища, формируя тем самым определенный ритмический строй традиционного жилого дома, сомасштабный элементам природного окружения.

Связь народного жилища с окружающей средой, неразрывность архитектурно-пространственных и конструктивных решений с особой силой и выразительностью проявились в организации завершения жилого дома. Для покрытия срубов жилых домов чаще всего применяли двускатные крыши, по своим конструктивным особенностям подразделявшиеся в основном на самцовые и стропильные. Конструкция и декоративное оформление крыши традиционного русского жилого дома и сегодня поражают органичным единством практических и эстетических аспектов и решений.

Технически проста, логична и художественно выразительна конструкция безгвоздевой самцовой кровли (11), основу которой составляли сложенные из бревен — самцов — фронтоны торцевых стен дома и горизонтально врезанные в них бревенчат тые слеги. Вершины фронтонов соединяли главной, так называемой «князевой» слегой, служившей завершением всей конструкции, поддерживавшей кровлю. К слегам, в свою очередь, крепили «курицы», представляющие собой выкорчеванные с корнем стволы молодых елей, на отогнутые нижние концы которых укладывали специальные желоба—«потоки» (или «водотечники»), служившие для отвода воды с крыши — выдолбленные по всей длине нетолстые бревна. На эти потоки опирали тесовые доски кровли, прижатые в коньке «охлупнем» — массивным корытообразным бревном, конец которого выходил на главный фасад, венчая собой крышу дома.

Для большей прочности всей конструкции «охлупень» прикрепляли к князевой слеге специальными деревянными гвоздями — стамиками которые обычно фигурно обрабатывали. Стамики были хорошо видны на фоне неба и вносили новый ритмический строй в монументальный силуэт дома. С целью устройства большого света крыши со стороны главного фасада делали кронштейны — выпуски верхних бревен сруба, на которые и опиралась эта часть крыши.

Наибольшее распространение покрытия такого типа получили в северных районах, где было достаточно много добротного строевого леса.

Народные мастера-строители подчеркивали, акцентировали основные структурные и композиционные узлы самцовой кровли и традиционного жилого дома в целом. Практическая роль таких узлов в общей архитектурно-художественной системе жилища выявлялась с помощью определенных способов и приемов декоративной обработки. Например, сильный вынос крыши, вызванный стремлением защитить стены от атмосферных осадков, стал одной из характерных и весьма выразительных черт архитектурно-художественного облика жилого дома. Важные в функциональном отношении конструктивные детали крыши — «охлупень», «курицы», «потоки» — имели богатую пластическую форму, хорошо выражавшую их практическое назначение и обогащенную декоративными элементами. Важнейшие детали архитектурно-художественного убранства фасада жилого дома — наличники окон — были прежде всего функционально необходимыми элементами — закрывали осадочный паз между бревенчатой стеной и косяком окна от попадания туда влаги. Такие, казалось бы, чисто декоративные элементы, как причелины и ветреницы, тоже были практически необходимы, причелины прикрывали собой торцы слег, выходившие на главный фасад, предохраняя их от загнивания, а ветреницы закрывали стык причелин на коньке крыши.

В жилом доме более позднего типа, получившем распространение в основном в районах средней полосы, крыша имела уже покрытие на стропилах, а бревенчатый фронтон с самцами заменило дощатое заполнение. Резкий переход от грубофактурной поверхности бревенчатого сруба к гладкому дощатому фронтону, будучи тектонически оправданным, тем не менее выглядел композиционно невыразительным, и его стали прикрывать довольно широкой лобовой доской, украшенной насыщенным резным орнаментом. Впоследствии из этой доски развился фриз, шедший вокруг всего дома. Однако и в таком жилом доме достаточно долго сохранялись еще некоторые детали более ранних сооружений— повальные бревна и причелины с полотенцами, что и стало причиной повторения традиционной схемы распределения резного декоративного убранства на главном фасаде жилища. Например, дом Лоховых в деревне Вашкино Нижегородской области сочетает в своем архитектурно-художественном облике декоративные элементы старинных крестьянских изб с более поздним конструктивным решением фронтона (12). Здесь можно видеть и характерное для жилой архитектуры старой деревни расположение окон на главном фасаде, и традиционное решение крыши с кронштейнами-повалами, «курицами» и водотоками, и отработанные приемы размещения декоративных элементов и деталей в общей структуре художественного убранства дома. Резьбой выделены «красное» окно главного фасада, широкая лобовая доска, отмечающая переход от бревенчатой стены к дощатому заполнению фронтона, а также причелины и

концы повальных бревен. Традиционен и резной растительный орнамент, покрывающий эти важные в композиционном отношении детали, достаточно  проста  и  отчасти  схематизирована  их

прорисовка.

Одним из характерных примеров более позднего решения декоративного убранства народного жилища Поволжья может служить дом Авакимовых в Городце Нижегородской области (13), где также еще прослеживаются черты конструкции и основные принципы расположения декоративного убранства старинных рубленых домов. Однако в прорисовке декора, его богатом пластическом и образно-символическом насыщении видится новый подход, ставший впоследствии основным и определяющим в народной жилой архитектуре региона.

Рассматривая композиционные решения, сочетающие в себе архитектурно-конструктивные и декоративные элементы и детали традиционного жилого дома, нельзя не отметить, что в русском народном зодчестве польза и красота были неразделимы, сливались в единое целое, соответствующее назначению сооружения. Красота всегда была одной из важнейших и наиболее ценимых народом сторон жилой среды.

Единство функционального и эстетического начал в формировании жилища и жилой среды в целом — неизменная черта народного зодчества. Это вытекает из самого механизма зарождения, становления и последующего развития народных архитектурно-художественных   традиций   под   влиянием   всей   системы формообразующих факторов и условий.

Любое принципиальное решение в создании архитектурных форм жилой среды, прежде чем стать традиционным, должно ' было пройти своеобразный и достаточно жесткий отбор на жизнеспособность, на соответствие особенностям природы и климата конкретного региона, условиям труда, быта, национальным представлениям местного населения, его вкусам, привычкам, техническим возможностям. В процессе организации жилой среды, при создании форм жилища народные мастера-строители стремились любому функционально необходимому элементу или архитектурно-конструктивной детали придать художественную выразительность. Народному жилому зодчеству были чужды ложнодекоративные приемы. Как правило, практически все архитектурные элементы жилого дома были функционально оправданы. Украшение же народного жилища обычно осуществлялось посредством художественного выявления практического назначения основных архитектурно-конструктивных элементов и деталей, придания   им   новых — эстетических   и   образно-символических качеств.

Основным звеном в создании объемно-пространственной композиции жилого дома, как и любого другого архитектурного сооружения, является такая оптимальная организация пространства, которая наилучшим образом отвечает функциональному назначению здания и выражает объемно-пространственный и архитектурно-художественный замысел. Процессы, протекающие в границах жилого дома, требуют прежде всего определенной комфортной организации его интерьера, поэтому в традиционном крестьянском жилище объемная композиция здания выступала обычно функцией от решения его внутреннего пространства.

Однако при этом внешний облик жилого дома, его декоративное

убранство неукоснительно согласовывались с естественным природным окружением, масштабно и символически-образно увязывались с элементами и структурами ландшафта.

Современные исследования в области жилища также настоятельно рекомендуют идти по пути выявления геометрической основы плана и сечения здания. Далеко не последнюю роль здесь играют психологические факторы. Психологически необходимое для нормальной жизнедеятельности ощущение надежности жилища подразумевает не только создание некоторой замкнутости архитектурной структуры последнего, но и обеспечение правдивого отражения во внешнем облике жилого дома закономерностей построения его внутреннего пространства. Ясность и логичность объемно-пространственной композиции жилого дома, вытекающие прежде всего из функциональных, практических требований, обеспечивают хорошую «читаемость» здания в пространстве, создают дополнительные возможности для уверен-

ной и надежной ориентации человека в окружающей его архитектурно-природной среде.

Во внешнем облике традиционных крестьянских домов была правдиво выявлена их планировочная структура, убедительно отражены основное назначение и принципиальное расположение жилых и подсобных помещений. Этому способствовали выходящие наружу и хорошо различимые на фасадах торцы бревенчатых внутренних стен, раскрывавшие структуру членения внутреннего жилого пространства.

Иллюстрирует подобную особенность организации традиционного крестьянского жилища большой дом-комплекс Попова в селе Кузьминское Вологодской области, довольно сложный по своему архитектурно-планировочному решению (14). Он  

построен «брусом» и включает в себя жилую и хозяйственную части. Пятистенную избу соединяют с обширным крытым двором просторные сени с двумя выходами с высокими крыльцами на каждом из противоположных боковых фасадов, акцентирующими вход в дом. Значительно более скромно оформлено подсобное крыльцо, ведущее в хозяйственную часть комплекса. Расположенный у заднего фасада бревенчатый взвоз отмечает собой въезд на второй этаж, в сарай.

Жилая часть дома поставлена на высокий подклет, снабженный отдельными выходами и оборудованный внутренней лестницей. На главном фасаде жилой части хорошо прочитывается внутренняя ее организация, видно, что она разделена бревенчатой стеной на два равных по площади жилых помещения — избу и горницу, над которыми находится светелка. Жилые помещения имеют по пять «красных» окон — по три на главном фасаде и по два на боковых. На плоскости боковых фасадов разграничение жилой и хозяйственной частей подчеркивается выразительными объемами крылец, украшенных резными деталями и являющихся важными функциональными и архитектурно-художественными элементами всей постройки.

Вообще же жилая часть традиционного северного дома-комплекса по своему архитектурно-художественному решению, по насыщенности декоративными элементами и деталями значительно отличалась от предельно лаконичного, «глухого» объема хозяйственного двора. Применение более богатой декоративной пластики на фасадах жилой части позволяло ей главенствовать в общей объемно-пространственной композиции здания.

Различные размеры и подчеркнуто неодинаковое декоративное оформление оконных проемов также способствовали визуальному выделению жилой части комплекса. Жилые помещения дома требовали большего количества света, чем хозяйственные, что и отразилось на пластической проработке поверхности фасадов: окна жилой части существенно превосходили по своим размерам небольшие световые проемы хозяйственных помещений. Каждое из окон жилой части освещало обычно строго определенную функциональную зону, необходимую для проведения специфических домашних процессов, что позволяло даже находящемуся снаружи человеку судить не только о размерах этих помещений, но и об общей функциональной и структурной организации жилого интерьера. Художественно-декоративное обрамление окон жилой части — наличники, ставни — еще больше подчеркивало особое значение ее в общей композиции дома. Тому же способствовало обогащение главного фасада и другими архитектурно-художественными элементами — балконами, галереями, подзорами с полотенцами и ветреницами.

Очень хорошо просматривается деление на жилую и хозяйственную части и в доме Ошевнева (см. 6). Причем такое деление  создается  не только  в  результате  структурного

построения дома-комплекса, но и благодаря различному подходу к декоративному оформлению фасадов жилой избы и крытого двора. Развитые оконные обрамления, украшенная фигурными балясинами обходная галерея, большой арочный балкон, оформленный декоративной резьбой, придают жилой части главенствующее положение в общей композиции комплекса.

Строгий и монументальный вид придавал традиционному северному дому массивный низ здания, скрывавший за глухой бревенчатой стеной с редкими продухами высокий подклет. Исследования психологов показывают, что тяжелое, массивное основание какого-либо предмета вызывает у смотрящего на него человека ощущение устойчивости, объясняемое асимметрией зрительной системы в вертикальном направлении, сформировавшейся под постоянным воздействием на организм человека сил земного тяготения.

Одним из наиболее общих и постоянных свойств нервной системы человека является способность реагировать прежде всего на изменения, происходящие в окружающей среде. Так, в зданиях и сооружениях, своим обликом полностью повторяющих уже неоднократно виденные ранее, — а это характерно, например, для восприятия типовых построек — содержится весьма незначительное количество полезной для человека информации. Здания же, созданные на основе индивидуальных проектов и существенно отличающиеся по архитектурно-художественному решению от однотипных сооружений, в достаточной мере оригинальные, несут в себе большое количество информации и способны обратить на себя внимание.

Для человеческого восприятия вообще характерно быстрое узнавание некоторых наиболее типичных признаков какого-либо объекта. При этом информация, поступающая в мозг, сравнивается -с полученной ранее, и чем больше в объекте знакомых сочетаний элементов, тем легче и скорее этот объект воспринимается человеком. Наибольшую ценность для человека имеют зрительные впечатления, упрощающие картину мира, делающие ее более понятной и уравновешенной, приводящие к информационной разгрузке.

Таким образом, любое архитектурное сооружение (а жилой дом в первую очередь), будучи объектом зрительного восприятия, призвано удовлетворять двум на первый взгляд противоположным требованиям. С одной стороны, оно должно обладать значительной долей оригинальности, индивидуальности с тем, чтобы привлечь к себе внимание, с другой же стороны, для его устойчивого и надежного восприятия и понимания оно должно иметь относительно простую упорядоченную структуру. В народном зодчестве это противоречие разрешалось следующим образом: при ограниченном числе основных типов традиционных жилых домов, использовавшихся мастерами-строителями, разнообразие их достигалось благодаря применению различ-

пых композиционных и художественно-декоративных приемов, а также в немалой степени благодаря строго индивидуальной постановке зданий в естественном ландшафте.

Умелое использование рельефа местности и существующей растительности позволяло народным зодчим в каждом конкретном случае добиваться ярких, неповторимых решений в сочетании жилища с окружающей его средой. Характерные индивидуальные особенности естественного ландшафта, всего природного окружения в целом находили свое полноценное отражение в планировке поселений, в свободном размещении отдельных зданий и сооружений в общей структуре сельской застройки, в придании этим зданиям и сооружениям самобытных запоминающихся черт.

Дома на старой деревенской улице были похожи, но одинаковых среди них не было. В процессе эволюции народного жилого зодчества для однотипных зданий был постепенно выработан достаточно ограниченный набор принципиальных типологических схем, отвечающих бытовым условиям, удобных в производстве и удовлетворяющих эстетические запросы населения. Причем практическое использование этих типологических схем осуществлялось при строительстве жилых домов не в результате многократного тиражирования принятого за основу образца, а путем повторения лишь общей композиционной основы архитектурной структуры использовавшегося аналога.

В формировании архитектурно-художественного облика традиционного жилища народные мастера из типовых, по существу, элементов и деталей — бревно, брус, тес, резьба — создавали на основе принятой типовой схемы объемно-планировочного решения жилого дома яркие, разнообразные произведения. Во многом этому способствовали богатейшие свойства применявшегося в народной архитектуре естественного строительного и отделочного материала — дерева — и приемы его обработки, позволявшие .относительно простыми средствами добиваться разнообразия конструктивных и декоративных решений.

Разрабатывая пластику фасада жилого дома, народные зод: чие проявляли удивительную изобретательность. Внутри одного района или поселения, где дома обычно строились на основе определенной типовой схемы объемно-планировочного и конструктивного решения с применением ограниченного числа архитектурных деталей и традиционного характера декора, индивидуальность архитектурно-художественного облика жилого дома достигалась разнообразием пропорций, вариабельностью в сочетании декоративных элементов, свободой в использовании различных выразительных средств в границах принятой типовой схемы, зачастую весьма жесткой.

В качестве примера достаточно сравнить архитектурно-художественные решения трех  шестистенных изб,  идентичных по

планировочной организации жилой части: в селе Выемково (см. 10, г) и в селах Таратино и Большая Толша Архангельской области (15). На рисунках хорошо видно, как несхожи при практически одинаковых размерах фасадов их масштабные характеристики, как по-разному размещаются на плоскости стен элементы декоративного убранства, сколь индивидуальны они в своей прорисовке, в результате чего возникают различные архитектурно-художественные композиции, имеющие в основе единое — «типовое» — объемно-планировочное решение. Если дом в селе Таратино благодаря небольшим оконным проемам и наличию значительных плоскостей глухих бревенчатых стен выглядит замкнутым, строгим и монументальным, а его размеры кажутся несколько преувеличенными, то дом в селе Выемково воспринимается менее крупным из-за присутствия в его структуре больших архитектурных деталей. Дом же в селе Большая Толша

занимает по своему масштабу как бы промежуточное положение,   в   наибольшей   степени   соответствующее   его   подлинным размерам.

Различны и композиционные решения фасадов этих домов. Так, асимметричное размещение декоративных элементов на фасаде дома в селе Таратино делает его композицию не совсем устойчивой, подчеркивая тем самым расположение главного входа в дом на боковой его стороне. В решении же дома в селе Выемково строго соблюдается симметричное построение главного фасада с выявлением вертикальной оси, усиленной балконом. На фасаде дома в селе Большая Толша превалируют горизонтальные членения, намеченные рядом окон и поддержанные галереей-гульбищем с фигурными балясинами. В целом внешний облик домов существенно различен, они выглядят разными и по размерам, и по общему решению.

Подобные приемы индивидуализации архитектурно-художественного облика сельских домов разумно использовать и в современном жилищном строительстве на селе с целью преодоления однообразия и невыразительности жилой застройки.

При создании комфортного жилища в естественной природной среде особо важное значение придается организации элементов архитектурной формы в целостную систему, взаимосвязи, гармоничной соразмерности всех частей здания, художественному выявлению конструктивной структуры жилого дома. Согласованность, уравновешенность формы архитектурного сооружения в значительной мере способствуют зрительному выделению его из неупорядоченного природного окружения.

Организации элементов формы в целостную систему, художественного выявления и гармонизации структуры сооружения достигают с помощью пропорций — одного из важнейших средств композиции. Наиболее простая пропорциональная система — модульная, характеризуемая кратностью абсолютных размеров архитектурного сооружения определенной величине — модулю, принимаемой за основу для исчисления размеров здания и отдельных его частей.

В традиционном деревянном жилом доме своеобразным модулем постройки выступали размеры бревна, повторявшиеся во всех конструктивных и декоративных элементах. Так, вертикальные размеры рубленых крестьянских построек в целом и отдельных их деталей — окон, дверей, ворот — были кратны поперечному размеру бревна. Размеры основных декоративных элементов — подзоров, наличников, полотенец — также были теснейшим образом связаны с размерами доски.

Любопытно, что использование при постройке рубленой избы крупных мощных бревен, значительно превышающих по своей толщине обычный строевой лес. (такие дома возводились в Сибири и на Севере), существенно нарушало привычные масштабные соотношения в архитектурно-художественной структуре

фасадов. В результате возникал интересный эффект — подобные избы казались меньше тех, что были срублены из обычных бревен, несмотря на то что по своим размерам не уступали им. Виной тому — особенность человеческого зрения, как бы отсчитывающего общую высоту дома от привычного диаметра «стандартного» бревна — единого архитектурно-конструктивного модуля в народном деревянном зодчестве.

Более сложные, но зато и более разнообразные системы про-порционирования, издавна применявшиеся в жилой архитектуре, основаны на использовании принципа геометрического подобия элементов. Именно подобие, схожесть различных элементов создают основу для возникновения и существования самого процесса зрительного восприятия человека.

Применение систем пропорционирования, основанных на принципе подобия элементов, способствует скорейшему и более надежному восприятию и «узнаванию» архитектурного сооружения, лучшему его запоминанию. Подобие форм, схожесть их очертаний помогают зрительному объединению этих форм, их организации в единое целое.

В древнерусском народном зодчестве, где мастера создавали свои произведения непосредственно в материале, без предварительного чертежа, где процесс образования архитектурных форм протекал параллельно со строительством и был с ним теснейшим образом связан, пропорционирование было вначале лишь одной из сторон строительной практики, ставшей впоследствии средством гармонизации архитектурной структуры здания.

Использование пропорциональной системы, связывавшей определенной зависимостью различные элементы здания, давало возможность установить размеры еще не возведенных частей постройки, позволяло достаточно простыми средствами выявить потребное количество строительного материала. С применением единой системы пропорционирования стало возможным возводить разные по размерам, но одинаковые по структуре однотипные здания. Пропорционирование, как полагают исследователи русской архитектуры, было одним из рабочих методов древнего зодчего.

Специалисты отмечают, что системы пропорционирования, использовавшиеся народными мастерами, опирались на свойства квадрата или двух взаимосвязанных квадратов. Во многом этому способствовала структура древнерусских мер длины, в основе которой лежало отношение стороны квадрата к его диагонали, причем применявшаяся на Руси система мер имела теснейшую связь с размерами самого человека, что давало возможность создать пропорциональный строй архитектурного сооружения, опирающийся не только на установление соразмерности элементов архитектурной формы между собой, но и на кратность основных размеров постройки наиболее существенным геометрическим параметрам человеческого тела.

В деревянном зодчестве широкое использование подобных систем пропорционирования архитектурных элементов базировалось, кроме того, и на особенностях традиционной конструкции — бревенчатого сруба. Например, проверка правильности укладки первого венца сруба при закладке жилого дома осуществлялась путем сравнения его диагоналей, равенство которых надежно обеспечивало получение прямого угла в плане здания. Как уже говорилось, конструктивной основой древнерусского жилого дома служили бревенчатые клеть и сени, находившиеся в тесной функциональной взаимосвязи. Они были связаны и пропорционально, поскольку размер сеней и их пропорции в плане обычно зависели от размера жилой клети и от числа таких клетей в составе дома. Например, в пятистенных и шестистенных избах, в которых в составе жилой части было несколько самостоятельных помещений, сени, как правило, имеют более вытянутую форму и нередко оборудованы двумя выходами на улицу в отличие от четырехстенных домов, где сени обычно связаны лишь с одним жилым помещением и потому более скромны по размерам и достаточно компактны.

Планировочная структура традиционного рубленого жилища довольно часто строилась на основе использования квадрата и его диагоналей. В большинстве крестьянских домов жилые помещения имели в плане квадратную или весьма близкую к квадратной форму, что обеспечивало компактность и целостность внутреннего пространства и способствовало созданию ощущения надежности жилища, позволяло удобно и рационально разместить мебель и элементы убранства жилого интерьера. Так, практически во всех рассмотренных ранее домах и жилая изба, и горница, размеры которых и конфигурация в плане диктовались конструктивными особенностями сруба, формировались уже при возведении дома на основе принципа равенства сторон и диагоналей, что позволяло быстро и без каких-либо специальных расчетов организовать планировочную структуру дома в целом, исходя из размеров отдельных составляющих его элементов — бревенчатых клетей. Жилой сруб выступал здесь как бы определителем размера всего здания, являлся его начальной структурной ячейкой.

Имея в основе общего замысла жилую клеть, крестьянин, в зависимости от потребностей своей семьи, мог изменять архитектурно-планировочную структуру дома, увеличивая или уменьшая число жилых помещений, используя под жилье зарезервированные при строительстве площади или встраивая необходимые объемы в общую систему жилого комплекса и строго соблюдая при этом диктуемые размерами и формой первичной ячейки-сруба модульные и пропорциональные соотношения.

Вертикальные размеры традиционного жилого дома также в большинстве случаев зависели от его планировки, так как торцы внутренних бревенчатых стен, членивших пространство жилища,

выходя на фасад, представляли собой структурную основу общей архитектурной композиции здания, диктуя в том числе и вертикальные его членения.

Зрительная система человека сопоставляет обычно не линейные размеры какой-либо формы, а площади ее поверхностей и объемы отдельных частей. И это точно и строго учитывали народные мастера-зодчие — основные элементы и детали фасада традиционного крестьянского дома были связаны, как правило, единой композиционной и пропорциональной системой, основанной на принципе геометрического подобия, что способствовало упорядочиванию и упрощению процесса зрительного восприятия.

Окна, двери, элементы крылец и балконов, другие важные архитектурно-художественные детали дома имели обычно геометрически подобные или близкие формы. Расположение наиболее существенных в композиционном отношении элементов на плоскости фасада традиционного жилища также подчинялось принятой системе — они находились в узловых, структурно важных зонах фиксации внимания. Все это способствовало созданию целостного, композиционно уравновешенного архитектурно-художественного облика жилого дома.

Рассматривая фасады выразительных и запоминающихся образцов народной жилой архитектуры, можно видеть, как продуманно размещены композиционные акценты, сколь не случайно положение того или иного элемента в общей системе декоративного убранства здания, как четко выстроена композиционная структура всего дома и отдельных его частей (16, 17, 18).

В структуре традиционных сельских домов, в прорисовке их фасадов можно выделить пропорциональные отношения, основанные на свойствах квадрата и его производных, но они не были обязательными для жилых домов всех типов. Основным композиционным принципом формирования пропорциональной структуры крестьянского жилого дома являлся принцип подобия, нашедший свое выражение как в планировке здания, так и в структурной организации наиболее важных его элементов и деталей.

Особое место среди различных систем пропорционирования занимает так называемое «золотое сечение». Пропорция золотого сечения тесно связана с наиболее общими законами природы, фундаментальными проблемами целого ряда естественных и точных наук, например с биологией, физикой, математикой, строительной механикой. Кроме того, она отвечает объективным закономерностям психологии зрительного восприятия и физиологии человеческого зрения.

Золотое сечение дает наименьшее возможное число отношений при делении отрезков, что позволяет сократить поступление   избыточной   информации  в   зрительную   систему  человека.

Однако замечено, что применение пропорций «золотого сечения» при формировании архитектурно-художественной структуры

традиционного крестьянского дома основано скорее на интуиции, чем на преднамеренном и точном расчете — в пропорциональном строе народного жилища довольно редко встречаются отношения, точно соответствующие золотому сечению, и значительно чаще — весьма близкие ему.

Системы проиорционирования, использовавшиеся народными мастерами в качестве одного из основцЬ1Х методов формирования архитектурно-художественной структуры жилого дома, основывались прежде всего на тщательно^ и всестороннем учете функциональных требований, конструктивных свойств строительного материала, особенностей человеческого зрения и господствовавших в обществе эстетических Представлений. Но эти пропорциональные системы служили лиШь канвой для создания композиционной структуры здания, на основе которой народный

зодчий творчески решал задачу построения индивидуальной архитектурной формы. Система пропорционирования народного мастера имела весьма широкие границы и включала в себя различные методы и приемы достижения соразмерности элементов и деталей здания. В такой системе использовались и модульные соотношения, и свойства квадратов и их диагоналей, и «золотое сечение». В процессе творческого поиска вырабатывались и применялись на практике все новые и новые приемы пропорционирования, однако основа системы — всемерное использование принципа подобия в планировочном и объемно-пространственном решении жилого дома — оставалась неизменной. Это можно видеть на примере многообразных и художественно неповторимых решений декоративного убранства

крестьянских домов, в основе которых лежали все те же канонизированные объемно-планировочные и конструктивные схемы, выработанные народными мастерами на протяжении столетий. Умение вдохнуть в них жизнь, создать в каждом отдельном случае неповторимый и выразительный архитектурный облик жилого дома с помощью относительно несложных приемов организации целостной художественно-образной структуры жилища и различных систем пропорционирования является одной из наиболее ценных для нас сегодня особенностей народной жилой архитектуры.

Пропорционирование как целостная система соразмерности частей зданий не должно исчезнуть и из современной сельской архитектуры. Структурно упорядоченные, пропорционально выверенные архитектурно-художественные решения сельских жилых домов смогут обогатить естественный ландшафт, придадут ему завершенность и композиционную цельность.

Применение тех или иных пропорциональных систем в жилой архитектуре современного села должно быть тесно связано с использованием и других основополагающих средств композиции, таких, как симметрия, ритм, масштабность и ряд других. С помощью разнообразных композиционных средств и приемов облику сельского дома можно придать черты, способствующие созданию информационно и эмоционально насыщенной и психологически комфортной жилой среды. Например, в целом симметричные композиционные решения главных фасадов традиционных крестьянских жилых домов вызывали ощущение устойчивости, прочности, надежности зданий. Четкое ритмическое чередование основных архитектурных элементов и деталей декоративного убранства, их структурная упорядоченность и масштабная согласованность позволяли уверенно выделять жилые здания и сооружения из естественного природного окружения.

Учет этих традиционных особенностей народного жилого зодчества в сегодняшней практике строительства на селе представляется весьма плодотворным и своевременным, поскольку безусловно будет способствовать совершенствованию архитектурно-художественного облика жилой среды современных сельских населенных мест, позволит поднять общий эстетический уровень жилой застройки сел и деревень.

Время работы: 10.00 - 20.00


Дом и дача/Мебель/Мебель/Прихожие/Обувницы/Тумбы / Столлайн / Тумба для обуви Иртыш МА-235 дуб феррара/дуб кремона

Столлайн: Тумба для обуви Иртыш МА-235 дуб феррара/дуб кремона. Коллекция 2018 года.

Дом и дача/Мебель/Мебель/Прихожие/Обувницы/Тумбы / Столлайн / Тумба для обуви Иртыш МА-235 дуб феррара/дуб кремона:

отзывы

Оставить отзыв (facebook):
Оставить отзыв (ВКонтакте):

Оставить отзыв (Google+):

 
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru