Артис-мебель: новости мира мебели
Артис-мебель: новости мира мебели

Как выбрать идеальную мебель для своей квартиры? Ответы здесь!

Артис-мебель: новости мира мебели

О РУССКОМ ДИЗАЙНЕ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

Прошли времена, когда мебель была в дефиците. Забыто само это понятие, а пресса пишет, что «уровень отечественных изделий постоянно повышается». Некоторые мебельные предприятия даже демонстрируют свои изделия на Кельнской мебельной ярмарке

На самом деле, в отрасли не все так благополучно: объем импорта год от году постоянно увеличивается, отечественная мебель по большей части просто копирует зарубежные аналоги, причем результат этого копирования оказывается не в ее пользу.

И вот, во время проведения в Москве выставки «Мебель России 2004» был организован «круглый стол», где делалась попытка понять причины отсутствия у предприятий собственных разработок и столь небезобидного распространения этого копирования.

Была поставлена задача понять, нужен ли нам свой, «русский», дизайн и сможет ли он помочь в повышении привлекательности отечественной продукции для российского покупателя, уже долгие десятилетия старающегося приобрести в первую очередь изделия с наклейкой «made in ...».

В отличие от многих подобных семинаров и «круглых столов», постоянно проводимых на всех наших мебельных выставках, где количество участников часто оказывается чисто символическим, это собрание оказалось весьма представительным. В нем приняли участие действительно элитные специалисты, имеющие огромный опыт в разработке дизайна и конструкции изделий мебели и в организации мебельного производства. Такого не случалось уже давно: в обсуждении проблемы активно участвовали искусствоведы, дизайнеры-мэтры, и специалисты, стоявшие у истоков создания в стране современной мебельной промышленности, и руководители нынешних предприятий.

Разговор был построен в стиле телевизионного Talk show, где ведущий предоставлял микрофон желающим высказаться, а все обсуждение непрерывно снималось на видеокамеру.

Конечно же, несколько провоцирующее название темы, выбранной для обсуждения: «Нужен ли нам русский дизайн», вызвало довольно активное неприятие. Отмечалось, что, говоря о «русском» дизайне, следует вести речь и о «еврейском», «татарском», «калмыцком» и прочих обособленных направлениях дизайна, учитывающих все многообразные национальные, религиозные, территориальные и прочие особенности жизни населения страны. Сошлись на том, что, скорее, нужно говорить о некоем «российском» дизайне, в максимальной степени учитывающем потребности и условия жизни наших людей, все же больше ассоциирующих себя с Европой, а не с Азией.

Искусствоведы, стараясь оставаться в заявленной теме, пытались, было, начать спор о том, был ли у русского населения страны свой, типичный для него стиль, и где лежат его истоки и корни. Приводились примеры и из истории российского быта. Но говорить о возврате к исконно-посконному стилю русского жилища, оснащенного грубо оструганными лавками и столами, в современных условиях все же не приходится. Впрочем, один из присутствовавших, как он отрекомендовал себя, – студент-философ, японовед по специальности, и вовсе утверждал, что стиля мебели, как такового, не должно быть, – японские изделия отличаются многообразием стилей, однако их принадлежность к стране легко узнаваема, но его культурно зашикали.

Была высказана мысль о том, что проблема стиля распадается на три неотъемлемые друг от друга части. Это стиль эпохи, который был в общем-то создан в ХХ веке и основывался на работах школы «Баухаус» и конструктивистов. Вторая часть – отечественная стилистическая школа, которая, строго говоря, была создана у нас уже давно и активно развивалась, начиная с середины 60-х годов. Наши изделия советского периода легко узнаются зарубежными искусствоведами, что как раз и является одним из признаков стиля. Третья часть проблемы – индивидуальный, узнаваемый, авторский дизайн. Но можно сказать, что мы преуспели и в этом. Профессионалы-специалисты довольно легко отличают работы Шевченко, Случевского, Гуревича, Васильева и других наших авторов. Другое дело – отсутствие у них продолжателей, при наличии которых можно было бы говорить о собственных школах дизайна.

Здесь весьма негативную роль играет нынешняя позиция «Строгановки» и «Мухинки», призванных готовить для отрасли молодых дизайнеров-мебельщиков. Показателен тот факт, что студентов «Строгановки», экспозиция работ которых демонстрировалась буквально в десятке метров от конференц-зала, на этом «круглом столе» не было. А ведь, если бы этим университетом постоянно ставилась бы задача готовить молодых, имеющих свою индивидуальность, ищущих и амбициозных дизайнеров-мебельщиков, то проблема создания собственного стиля в стране решалась бы проще, а мебельные предприятия не привлекали бы к разработке своей мебели лишь умеющих чертить дилетантов-самоучек, окончивших институты по машиностроительным специальностям.

Удивительно, что на таком представительном собрании официально не заявил о своих планах и мыслях на обсуждавшуюся тему «Союз дизайнеров России», хотя многие из присутствовавших являются его членами.

Созданию отечественных дизайнерских школ и развитию в стране собственного узнаваемого стиля мебели мешает и отсутствие некоего центра, объединяющего в единое целое отдельные усилия, которым еще до недавней поры можно было называть ныне несуществующий институт мебели (ВПКТИМ). А ведь такой центр нужен, поскольку ни одна из мебельных выставок не может служить местом для обсуждения профессиональных проблем, решение которых так важно для всей отрасли.

Все присутствовавшие, к концу обсуждения спустившись с высот профессионализма, как-то незаметно согласились, что создание эпохального «русского» стиля мебели – дело академическое и в общем-то темное и непонятное.

Другое дело – российский стиль будет еще долго подразумевать создание изделий, максимально приспособленных к особенностям нашего жилого фонда, то есть максимально функциональных, снабженных большим количеством емкостей для хранения массы не очень нужных в квартире вещей, не увезенных вовремя на дачу, и обязательно трансформируемых, как разработанный, к примеру лет двадцать назад, письменный стол-кровать.

А вот, появление собственных дизайнерских школ – вопрос времени и кадров. Но в практическом плане можно и нужно уже сейчас говорить о таком важном деле, как развитие именно авторского дизайна, то есть выявление и поддержка тех, кто постоянно работает в отрасли и способен заявить о себе как об индивидуальности, работы которых не являются простым повторением уже сделанного другими. Впрочем, до обсуждения того, кто возьмет на себя труд выявлять эти таланты, кто будет финансировать их развитие, как будут защищаться их авторские права и т. д., – разговор так и не дошел.

Не обсуждалась и такая важная тема, как оплата труда дизайнера – не важно, работающего на предприятии или обладающего собственной дизайн-студией. Ведь те расценки за разработку изделий мебели, которые предлагает сегодня «Союз дизайнеров России», кажутся неприемлемыми для большинства мебельных предприятий, иногда готовых заплатить и больше, но заграничному «варяге». И пока работа нашего дизайнера не будет по достоинству оценена материально, современный российский стиль мебели будет по-прежнему оставаться «цельнотянутым».

«Толк-шоу» состоялось. Будет ли толк? Довольно бурные выступления постоянно перебивались шумом проходившей за тонкими стенами конференц-зала выставки, участники которой как раз выбирали «Мисс Мебель 2004». И ко многим сидевшим в нем приходило удивление, почему же так мало в этом зале руководителей мебельных предприятий, и просто молодежи, которым и было бы нужнее всего если и не принимать участие в самом обсуждении, то хотя бы услышать формулировки общих для всех проблем, и советы опытных профессионалов, ведущие к их решению. Что это? Стойкое неприятие чужого опыта и желание учиться только на собственных ошибках, или они по-прежнему посещают только те собрания, где им дают сувенирную авторучку и блокнот?

Но думается все же, что никакого русского или российского дизайна в эпоху глобализации не может быть, и никогда не будет. Право на существование имеет только та мебель, которая подходит каждому человеку по своим антропометрическим и функциональным свойствам и соответствует его индивидуальному стилю жизни. А говоря проще, – та, которая понравится и которую купят, вне зависимости от того, как звучит фамилия разработавшего ее дизайнера, и будет ли называться ее стиль русским или итальянским.

Сергей ПЛАТОНОВ



Смотрите также:

Возможно, Артис-мебель: новости мира мебели и другие предметы мебели интересуют Вас потому, что Вы планируете обновление интерьера? Тогда вот Вам одна из наших полезных рекомендаций на случай ремонта:

Междуэтажные и чердачные перекрытия

Подбирают и укладывают балки, соблюдая такие требования. Балки (лаги), обычно из сосны, ели, лиственницы, для междуэтажных и чердачных перекрытий должны быть сухими (допустимая влажность — не более 14%; при правильном хранении древесина приобретает такую влажность через год). Чем суше балка, тем она прочнее и тем меньше прогибается от нагрузки.

Если половые балки первого этажа опираются на столбики, поставленные довольно часто, то балки междуэтажных и чердачных перекрытий опираются на стены только своими концами и редко, когда под ними ставят опоры. Чтобы междуэтажные балки не прогибались, их следует тщательно рассчитать и укладывать на расстоянии 1 м друг от друга, а то и ближе.

Самая прочная на изгиб балка — это брус с соотношением сторон 7:5, т. е. высота балки должна равняться семи каким-то мерам, а ширина — только пяти мерам. Круглое бревно выдерживает большую нагрузку, чем вытесанный из него брус, однако оно менее прочно на изгиб.

Обычно балки прогибаются под давлением на них массы засыпки, пола, мебели, людей и т. д. Прогиб в основном зависит от высоты балки, а не от ее ширины. Если, например, два одинаковых бруса скрепить болтами и шпонками, то такая балка выдержит груз уже в 2 раза больший, чем оба эти бруса, уложенные рядом. Поэтому выгоднее увеличивать высоту балки, чем ее ширину. Однако и в уменьшении ширины есть свой предел. Если балка будет слишком тонкой, то она может изогнуться в сторону.

Допустим, что прогиб балок междуэтажных перекрытий считается не более '/зоо длины перекрываемого пролета, чердачных—не более '/250- Если перекрывают чердак пролетом 9 м (900 см), то прогиб не должен быть более 3,5 см (900:250= = 3,5 см). Зрительно это почти незаметно, но прогиб все же есть. Любое перекрытие, даже под нагрузкой, будет совершенно ровным, если в укладываемых балках предварительно вытесать так называемый строительный подъем. В этом случае нижней стороне каждой балки прида/ют форму плавной кривой с подъемом в середине

Сначала потолок с такими балками будет слегка приподнятым в середине, но постепенно от нагрузки выровнится и станет почти горизонтальным. С той же целью для балок можно применять изогнутые в одну сторону бревна, соответственно подтесывая их.

Толщина балок для междуэтажных и чердачных перекрытий должна равняться не менее 724 ее длины. Например, устанавливают балку длиной 6 м (600 см). Значит, толщина ее должна быть: 600:24 = 25 см. Если необходимо вытесать прямоугольный брус с соотношением сторон 7: 5, берут бревно диаметром 30 см. Брус можно заменить двумя досками общим сечением, равным брусу. Такие доски обычно сбивают гвоздями, располагая их в шахматном порядке через 20 см.

При более частой укладке вместо бревен (брусьев) можно использовать обыкновенные толстые доски, поставленные на ребро.

Рассмотрим такой пример. Для перекрытия пролета длиной 5 м с нагрузкой в 1259 кг необходимы две балки прямоугольного сечения 200х НО мм, уложенные через 1000 мм. Однако их можно заменить тремя досками сечением 200X Х70 мм, расположив их через 500 мм, или же четырьмя досками    сечением   200x50  мм,

уложенными через 330 мм (129). Дело в том, что доска сечением 200X70 мм выдерживает груз 650 кг, сечением 200X Х50 мм — 420 кг. В сумме они выдержат предполагаемую нагрузку.


Для подбора сечения круглых или прямоугольных балок под нагрузку 400 кг на 1 м2 перекрытия можно использовать данные таблицы 20.

Концы балок в стены заделывают в такой последовательности. Концы балок междуэтажных и чердачных перекрытий деревянных зданий врубают сковороднем в верхние венцы на всю толщину стены. В каменных зданиях балки кладут на стены или заводят в специально оставленные в них гнезда. В стенах из самана, землебита и т. д. балки кладут на обвязку.

Из-за конденсирования теплого воздуха, проникающего из дома, с холодным, находящимся в гнездах, концы балок нередко загнивают. Этого можно избежать, если между стенами и концами балок оставить пространство с хорошей вентиляцией. Поэтому гнезда, оставляемые, например, в кирпичных стенах, для укладки балок делают несколько больших размеров, чем концы балок. Нижняя часть гнезда должна быть как можно более ровной, поэтому заранее перед укладкой балок ее нужно выровнять, бетоном, хорошо просушить и уложить два-три слоя рубероида (толя). Глубина гнезд в каменных зданиях обычно составляет 250 мм, а концы балок кладут на длину не менее 150 мм.

При подготовке концов балок их отесывают, покрывают на 750 мм противогнилостным антисептиком, просушивают, просмаливают на 200 мм и в пределах осмолки обертывают двумя слоями толя. Торцы балок должны быть незасмоленными и не закрытыми толем.

Рассмотрим один из вариантов заделки балок. Концы их опиливают (отесывают), под углом 60°, антисептируют, просмаливают, обертывают толем и укладывают так, чтобы они не доходили до задней стенки гнезда на 30—50 мм. После укладки балки ее боковые и верхнюю стороны заделывают раствором с щебенкой  ( 130), торцы не смолят.

Если толщина каменных стен 27г кирпича (640 мм) или больше, концы балок можно не замазывать раствором. В этом случае их заделывают так. Поскольку балка своими концами опирается на стены только на 150 мм, то между ее торцом и задней стенкой гнезда глубиной 250 мм остается пространство в 100 мм. Этого вполне достаточно для воздушной прослойки и укладки теплоизоляционного материала. Низ гнезда выравнивают бетоном, покрывают битумом, кладут на него два слоя толя, верх и боковые стенки гнезда закрывают слоем толя, а заднюю — слоем просмоленного войлока, который прижимают антисептироваиной доской толщиной 25 мм. Конец балки укладывают так, чтобы между ним и антисептированной доской был зазор в 40 мм (131).

В стены толщиной в два кирпича (510 мм) концы балок заделывают  так.   Заднюю  стенку  гнезда   закрывают  двумя  слоями просмоленного войлока, делают ящик из трех стенок, просмаливают его и вставляют в гнездо, прижав им просмоленный войлок ( 132).

При заделке концов балок чердачного перекрытия в стенах толщиной в 2 кирпича особое внимание уделяют защите гнезд. Прежде всего в них устанавливают ящик из трех стенок, которые просмаливают и обивают войлоком  ( 133).

Балки около дымоходов необходимо располагать не ближе 400 мм от внутренней поверхности ближайшего дымохода. Бывает, что нельзя отдалить балку от дымохода. В этом случае балку врубают в ригель, который, в свою очередь, врубают в две балки, что немного ослабляет их. Чтобы уменьшить ослабление, такие балки лучше укладывать более толстыми концами в сторону дымохода (134).

В кирпичных, каменных и подобных им зданиях между крайними балками и стеной должен быть зазор не менее чем в 50 мм, который заделывают рейкой. Между рейкой и балкой желательно проложить полоску толя или рубероида.

Время работы: 10.00 - 20.00


Кровати с ПМ / MOON TRADE / Кровать двуспальная Пальмира Модель 380

MOON TRADE: Кровать двуспальная Пальмира Модель 380. Коллекция 2018 года.

Кровати с ПМ / MOON TRADE / Кровать двуспальная Мирабель Модель 379

MOON TRADE: Кровать двуспальная Мирабель Модель 379. Коллекция 2018 года.

Кровати с ПМ / MOON TRADE / Кровать двуспальная Мирабель Модель 379:

отзывы

Оставить отзыв (facebook):
Оставить отзыв (ВКонтакте):

Оставить отзыв (Google+):

 
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru