Артис-мебель: новости мира мебели
Артис-мебель: новости мира мебели

Как выбрать идеальную мебель для своей квартиры? Ответы здесь!

Артис-мебель: новости мира мебели

Семь культовых стульев в истории дизайна

Эта семерка культовых стульев (стулом мы условно назовем любое устройство для сидения — от табурета до шезлонга) выбрана по субъективному желанию автора, основанному частью на количестве ремиксов, а также на популярности модели и на частоте упоминаний в литературе. Несмотря на почтенный возраст (кроме последнего), все эти стулья не стали музейной пылью, а живут в современных интерьерах, производятся и продаются в огромном количестве. Другой автор может предложить иной букет, и тоже будет прав.

Венский стул «Модель 14» (1859). Дизайн: Михаэль Тонет, Австрия

Середина 19 века, Австрия. Михаэль Тонет, мебельщик, в 1842 году запатентовал метод «гнуто-клеенной» технологии изготовления мебели, и с этого момента начался победный марш венского стула. Венских стульев было немало, как минимум 20 моделей. И каждая может вполне оправданно называться венским стулом. Тем не менее, среди всей этой гаммы есть стул, ставший действительно классикой — «Модель 14». Тонет довел эту модель до звенящего совершенства. Всего 6 деталей! Трехмерное «гнутье» позволило объединить спинку и задние ножки в одну деталь. Сидение круглой формы затягивалось камышовым плетением. Конструкция получилась очень легкой, пружинящей и, вместе с тем, стабильной. Но не революционность технологии стала причиной бешеной и устойчивой популярности венского стула. Удобный, легкий и ажурный, он обладал незаменимым свойством — мог вписаться в любой интерьер органично и незаметно. А, кроме того, волшебным образом «исчезал» — стоило человеку сесть на него, и стул напоминал о себе только изгибом тела сидящего.

«Хилл Хаус», стул для спальни (1902-03). Дизайн: Чарльз Ренни Макинтош, Шотландия

Макинтош, будучи одним из «отцов» британского модерна, определил для последователей направления развития стиля, а сам пошел иным, уникальным путем, успешно избежав и символичности, и орнаментальности, и прочих составляющих модерна. Вместо упругих изощренных кривых — прямая линия и прямой угол. Чистый геометрический эксперимент. У стула «Хилл Хаус» и у других стульев этого семейства очень высокая спинка. Кажется, что дизайнер изменил требованиям функциональности, потакая своим эстетическим капризам. Но не мешает вспомнить, что этот стул предназначен специально для спальни. И становится понятно, что это не просто сидение, а очень полезный предмет обстановки. Это вешалка, на которой можно оставить головной убор и повесить одежду — горизонтальные перекладины весьма к этому располагают. Это своеобразная ширма, которая делит помещение на функциональные зоны. Это почти скульптура — вертикальная доминанта, организующая пространство интерьера. А еще это прототип оп-арта: планки, перекладины и промежутки между ними играют со светом и отбрасывают тени. Получается изменчивая светотеневая живопись.

Шезлонг Model B306 (1928). Дизайн: Ле Корбюзье, Пьер Жаннере, Шарлотта Перриан, Франция

Великий функционалист Ле Корбюзье при всей небесспорности однозначно утилитарного подхода к вещам отнюдь не был противником комфорта (к счастью, комфорт — тоже функция). Этот стул — уже почти лежанка, а не стул — как нельзя лучше подходит к его крупно-плоскостным, индустриально-жилым интерьерам. Незначительный, чуть намеченный завиток, оживляющий девственную плоскость стен и пола. Изгибы проверены и перепроверены пропорциями модулора — необязательно испытывать телом, доверяешь взгляду — будет очень удобно, валик в головах убеждает в этом так красноречиво...

Табурет 60 (1933). Дизайн: Альвар Аалто, Швеция

Простой табурет, продаваемый миллионами. Он был запущен в производство в 1933 году, сразу приобрел популярность, которая устойчиво сохраняется и по сей день. Бывают вещи, которые вне времени, потому что они гениально просты, и, соответственно, совершенны. Круглое сидение и три L-образные ножки из гнутой фанеры. Минимум деталей, простая технология, в результате — очень дешевое производство. Есть дополнительное полезное свойство: складируемость. Табуреты составляются один поверх другого высокой стопкой, что крайне удобно при дефиците жилого пространства. И технология, и идеология близки венскому стулу. Так же, как «Модель 14», аалтовский табурет ненавязчиво вписывается в интерьер. И, одновременно, он самодостаточен как эстетический объект. Мало того, трехногий круглый табурет играет в современном интерьере и некую символическую роль. Круг сидения, желтый, лакированный, — этакое солнышко в доме. Ножки — лучи. Материал — дерево — намек на экологичность. А если глубже копнуть эту тему, то, возможно, обнаружится множество других наслоений смысла и знаковости.

«Mezzadro» (1957). Дизайн: Ахилле и Пьер Джакомо Кастильони, Италия

В 1957 году, в Италии, на вилле Ольмо в Комо проходила выставка «Цвет и форма в сегодняшнем доме». Дизайнеры братья Кастильони представили на ней свою концепцию жилого интерьера. Нестандартные, временами причудливые сочетания вещей: вместе сосуществовали предметы обычные, «анонимного дизайна» и специально спроектированные. Идея коллажа присутствовала и в интерьере в целом, и в отдельных предметах. Квинтэссенцией коллажности стала забавная табуретка «Mezzadro». Непохожая ни на что, она в то же время навевает массу ассоциаций: то ли заводная игрушка, то ли консервный нож, то ли садовый инвентарь. Все гораздо проще. Братья-дизайнеры взяли сидение от трактора и укрепили его на стальной пружинящей рессоре. Получился необычный консольный табурет. Со времени той выставки актуальность формы «Mezzadro» не уменьшилась. Эта почти полувековая «старушка» весьма органично смотрится в агресивно-молодежных интерьерах и даже в ультрасовременных хай-тековских. У табуретки «Mezzadro» есть «брат», представленный на той же выставке и достойный упоминания. Они очень разные по внешнему виду, но весьма близки по духу. Это табурет для телефонных разговоров «Селла» — «Седло». Способ его использования звучит замысловато: «сидеть стоя или стоять сидя». Велосипедное седло насажено на металлический стержень красного цвета, а основанием служит чугунная полусфера. Получается своеобразная «неваляшка».

Кресло «Сакко» (1968). Дизайн: Пьеро Гатти, Чезаре Паолини, Франко Теодоро, Италия

Замечательный «мешок» итальянских дизайнеров, образец «антидизайна», бесформенный и (о ужас!) розовый. Хорошего дизайна, качественного дизайна к середине 1960-х стало слишком много, и он начал утомлять. Радикальная молодежь предпочла делать «дизайн без вещей» — дизайн поведения. Они отказались от канонических методов проектирования и заменили их проектной игрой. В то же время, несмотря на «антидизайнерские» декларации, с точки зрения выполнения главной функции — удобно сидеть, кресло-мешок безупречен. Кожаная оболочка наполнена пластмассовыми гранулами, но не под завязку. Наполнитель легко принимает форму, удобную для сидящего, и столь же услужливо меняет ее для следующего пользователя. Эта идея эксплуатировалась последователями во множестве вариантов исполнения, пока не дошла до логического финала — «мешок» заставили застыть, выкачав из него воздух, и сохранили навечно отпечаток седалища хозяина (идея: Рон Арад). Есть сомнения в эргономическом преимуществе подобного усовершенствования, но в этом действе присутствует нечто от арт-акции.

W.W. Stool (1990). Дизайн: Филипп Старк, Франция

Нечто космически-органическое. Произвольная форма растительных кореньев с изумительной серебристо-хай-тековской текстурой. Cимбиоз экологического сознания и космических технологий. Творение «биомеханического дизайна», идея которого активно пропагандируется Старком. Этот табурет балансирует на грани и в физическом, и во временном, и в эстетическом смыслах. Как объект для сидения, он кажется очень хрупким и неустойчивым, но это только видимость. Он существует сейчас, он вполне реален, но все же он немножко «завтрашний», он кажется пришельцем из неизвестного интерьера будущего. Пока он только гость, он неорганичен в нынешних интерьерах. Материал подчеркивает искусственность, но форма живая, природная. Техника и природа не противопоставляются, а странным образом сосуществуют в этом предмете.

Елена Новицкая



Смотрите также:

Возможно, Артис-мебель: новости мира мебели и другие предметы мебели интересуют Вас потому, что Вы планируете обновление интерьера? Тогда вот Вам одна из наших полезных рекомендаций на случай ремонта:

Сосна

 

 

Загорелись ярким пламенем Сосны старые, могучие, Наряжали сетки хвойные И покрывала златотканые.

С. Есенин

 

Высокое могучее дерево с корой, отливающей красной медью, можно встретить почти на всех широтах нашей страны. Из двенадцати видов сосен, произрастающих у нас, наиболее распространена сосна обыкновенная. Песчаную и болотистую почву, жаркий и холодный климат принимает сосна с редким для других деревьев благодушием. Но только любит она свет и плохо переносит затемнение. В чаще, где деревья растут плотно, тянутся их кроны ввысь к солнцу, стараясь подставить под его лучи каждую веточку. А вслед за кронами тянутся ввысь стволы, круглые и прямые, как точеные колонны. Чащи из вековых сосен образуют леса, получившие название корабельных, оттого что когда-то в старину шли стволы могучих сосен на мачты и другие части деревянных кораблей.

Совсем по-другому выглядят сосны, выросшие на большой лесной поляне или в открытом поле. Света здесь вволю, и совсем нет нужды вытягивать крону как можно выше, а можно свободно раскинуть ветви во все стороны. Коренастыми становятся их стволы и причудливо закручиваются мелкие ветки, зо образуя раскидистую и живописную крону. Но самые причудливые формы принимают ветки сосны, выросшей на юру, возвышенном и открытом месте, доступном всем ветрам. Под такой сосной можно собрать богатейший материал для лесной скульптуры.

Почва, на которой растут сосны, тоже оказывает влияние на внешний вид деревьев. Геологи подметили, что формы кроны и ветвей у сосен в местах залегания торфяников имеют свои характерные особенности. Это натолкнуло их на мысль начинать поиски новых месторождений крупных торфяников с изучения ветвей и крон у сосен.

У сосны мутовчатое расположение веток1. Обычно четыре-пять веток веерообразно расходятся во все стороны, располагаясь на одном уровне вокруг ствола. Этаж за этажом поднимаются мутовки до самой вершины. Каждый год на вершине сосны образуется новая мутовка. По мутовкам можно приблизительно определить возраст сосны: сколько мутовок — столько лет сосне. Но определить возраст таким образом можно только у молодых сосенок. У старых сосен мутовки снизу отмирают и зарастают, не оставляя никаких следов на стволе.

Мутовчатое расположение веток у сосны надоумило крестьян вырезать множество нужных в  крестьянском быту предметов.

Мы приводим сведения из области ботаники, так как считаем это необходимым в данной книге для создания целостного «образа» дерева.

В крестьянских избах и сейчас, где-нибудь у русской печи, можно увидеть отполированную мозолями палку с рогульками на одном конце. Это и есть сосновая мутовка, незаменимое орудие кухонного труда, если нужно взбить масло, быстро растолочь в чугунке отварную картошку или замесить в квашне тесто.

На вершине сосен, в самых недоступных местах устраивают свои гнезда белки. С земли такое гнездо обнаружить довольно трудно. Можно только предполагать, что оно притаилось там, где на фоне светлого неба хвоя слилась в темное глухое пятно. Но бывает так, что совсем невысоко, на виду у всех висит гнездо, и никто не собирается его прятать. Подойдите поближе и приглядитесь — может быть, это вовсе не беличье гнездо, а «ведьмино помело». Так в народе называли клубок из переплетенных сучьев, выросших на одной ветке. Иная «ведьмина метла» содержит такое несметное количество перепутанных веток, что подсчитать их почти невозможно. Но если хватит терпения, в одном клубке можно насчитать несколько сотен крупных и мелких веток. Простые люди, не умея объяснить причину вырастания странного клубка, придавали «ведьминой метле» магическое значение. Найти «ведьмино помело» в лесу считалось большой удачей. Его приносили домой и подвешивали там, где шалил домовой, с этих пор он становился оберегом крестьянского хозяйства. Теперь известна тайна «ведьминой метлы» — усиленное образование почек и ветвей происходит на той ветке, на которую 32 попали споры гриба-паразита.

Волшебная сила приписывалась и обычной ветке сосны. Западные славяне от одного новогоднего праздника до другого хранили в избе сосновую ветку, которая, по их представлениям, должна была оберегать дом от козней злой силы, охранять мир и благополучие обитателей избы. К приходу Нового года старую засохшую ветку заменяли свежей. Давно забыты суеверные представления, связанные с сосновой веткой. Но и теперь в современном жилище человека можно встретить ветку сосны, стоящую в хрустальной или керамической вазе, но уже как украшение интерьера.

Нарушая правила ботаники, сосну раз в год называют елкой. В южных районах нашей страны, где ель не растет, вместо нее на Новый год рядят и чествуют сосну. Но, в отличие от елки, сосну рядят не только под Новый год. В некоторых областях России существовал обычай наряжать небольшую сосенку перед свадьбой на девичнике, когда подруги невесты пели обрядовые песни. Посереди стола клали ковригу хлеба, втыкали в нее молоденькую сосенку и, как невесту, украшали цветными лентами и полевыми цветами. В свадебных песнях сравнивали невесту с молодой сосенушкой:

Сосенушка, сосенушка, молоденькая, Чего ты, сосенушка, не зеленая, Молодка, молодушка, молоденькая, Чего ты, молодушка, не веселая.

В сухие солнечные дни, уже в апреле, можно слышать в сосновом лесу легкое, едва уловимое пощелкивание. Поднимешь голову и сразу заметишь на светлом фоне неба множество серых трепещущих точек. Это летят, вращаясь в воздухе, крылатые семена сосны. На ветру и солнце шишки подсохли и теперь раскрываются, освобождая созревшие семена из зимнего плена. Белки, дятлы и клесты большие охотники до сосновых семян.

 


Люди заготавливают семена сосны в зимнее время, с декабря по апрель, пока шишки не успели раскрыться. Потом их высушивают в специальных сушилках и извлекают из них семена. Но и пустые шишки не пропадают зря. Сосновые шишки — лучшее топливо для знаменитых русских самоваров, они прекрасно горят и долго держат жар. Любители поделок из природных материалов используют шишки для изготовления различных забавных фигурок. Оказавшись в теплом и сухом помещении, шишки, принесенные из леса, через какое-то время неминуемо раскроются. Чтобы сохранить часть шишек нераскрывшимися, их окунают в жидкий столярный клей.

Применяют для поделок и сосновую смолу, которая образуется на комлевой части ствола. В нижней части ствола кора у сосны толстая, изрыта глубокими трещинами. Сверху она темно-бурая с сизо-сиреневатым налетом, а на разрезе коричневая, со светлыми прослойками. Сосновая кора очень легкая, плотная и хорошо режется. Известно, что новгородцы изготовляли из 33 нее еще в древности поплавки для сетей. Да и сейчас, если у рыболова нет под рукой фабричного поплавка, он вырезает подчас его из куска сосновой коры.

Раньше бытовала поговорка: «Сосна кормит, липа обувает». То, что липа обувает, понятно, ведь в прежние времена крестьяне плели обувь из лыкового луба. Но как кормит сосна — догадаться не так просто... И только из истории можно узнать, что в голодные годы крестьяне снимали с сосен тонкую кору и соскребали внутреннюю оболочку, называемую мезгой. Мезгу сушили, толкли и подмешивали к муке.

Сосна относится к тем редким деревьям, которые идут в дело целиком, без остатка от корней до вершины. Хвоя, ветки, шишки, смола и корни — все это, так же как и стволовая древесина, ценное сырье для различных производств. Хвоя сосны содержит множество полезных веществ, оттого ее издавна применяли в народной медицине для приготовления лечебных настоек и отваров. На современных промышленных предприятиях из хвои извлекают эфирные масла, применяемые в парфюмерии и медицине, производят хвойно-витаминную муку, используемую для подкормки животных.

Из тонких и длинных, похожих на веревки корней деревенские умельцы плели различные сосуды, именуемые корневуш-ками. Перед плетением корни промывали, очищали от коры и расщепляли   надвое.   Необыкновенная   гибкость   корней  давала

возможность выплетать посуду очень сложной формы, с фактурой, напоминающей ткань. Мастера плели корневушки настолько плотно, что в плетеной посуде крестьяне хранили соль, песок и крахмал.

Смолистые корни сосны применялись как топливо в примитивных крестьянских светильниках. Они горели дольше, чем березовая лучина, и давали больше света, освещая даже дальние углы избы. А при охоте с острогой в старину в светильнике, укрепленном на носу челнока, тоже жгли только сосновые корни — они горели без треска, а значит, и не отпугивали рыбу.

Поврежденная сосна выделяет смолу, которая защищает растения от проникновения в древесные волокна вредных организмов. Оттого и названа эта смола живицей, что заживляет, бальзамирует она раны дерева. И видимо, подметив это свойство смолы, садовники стали врачевать ею раны плодовых деревьев, изготовляя из нее пластырь с добавлением деревянного (оливкового) масла и воска. Кстати, бальзам, которым древние египтяне пропитывали мумии, сохранившиеся до наших дней и пережившие тысячелетия, включает в свой состав также сосновую смолу.

Лесорубы и охотники давно подметили способность живицы заживлять раны. Если нет под рукой аптечки, то вместо бинта или пластыря они накладывали на рану чистую живицу. Кстати, в пластырь, который мы покупаем в аптеке, тоже входит сосновая живица. Клали живицу и на больные зубы, чтобы унять 34 зубную боль. А жители Кавказа даже приготавливали специальную лечебную жвачку из сосновой смолы. В старину разведенную спиртом живицу применяли как растирку при ломотах. До сих пор как растирку применяют получаемый из живицы скипидар. Дезинфицирующими свойствами обладает дым горящей живицы. В некоторых областях крестьяне зимой дымом горящей живицы прокуривали избу, чтобы очистить воздух и удалить дурной запах.

А кто не знает чудесный минерал янтарь. Янтарь — это тоже сосновая смола, только миллионы лет пролежавшая в земле. В некоторых кусочках янтаря встречаются насекомые, сделавшие когда-то опрометчивый шаг, присев на вытекающую из сосны живицу. И теперь ученые имеют возможность изучать насекомых, живших на земле миллионы лет назад. У янтаря богатая цветовая гамма — от золотисто-желтого и красного до сине-зеленого и почти черного цвета. Из янтаря делают не только украшения: перстни, броши, ожерелья, браслеты, но и декоративную скульптуру и мозаичные панно. Высшим достижением искусства обработки янтаря стала знаменитая янтарная комната в Царском Селе под Ленинградом, в которой все, начиная от небольшой вещицы и кончая стенами, было выполнено из резного янтаря.

Живица — ценное сырье, для химической промышленности. Как же заготавливают живицу? В специально отведенных для этой   цели   лесах   заготовители   живицы — вздымщики   наносят

два ряда наклонных надрезов, называемых подновами. Смола по

подновам стекает в приемник — небольшой сосуд, укрепленный

внизу. Если надрезы-подновы время от времени подновлять, то

живица будет течь все лето. За лето от одного дерева получают

до двух килограммов живицы.

На канифольно-терпентинных предприятиях живицу очищают от сора и перегоняют с паром. Летучая часть живицы при охлаждении образует скипидар, а оставшаяся после перегонки золотистая хрупкая масса — канифоль. Канифоль применяют для производства бумаги, получения мыла и приготовления лака и краски. Она необходима в судостроении, кожевенной и резиновой промышленности, а также для производства сургуча и линолеума. Не смогли бы играть без канифоли скрипка, виолончель и другие смычковые инструменты.

Другая составная часть живицы — скипидар применяется как растворитель для красок и лаков, каучука и различных смол. Из него вырабатывают синтетическую камфору. В текстильном производстве скипидаром протравливают ситцевые ткани перед нанесением на них рисунка, разводят краски.

Большую ценность представляет древесина сосны. Умеренно крепкая, легкая и мягкая, усыхающая древесина всегда находила самое широкое применение.

Сосна — ядровая порода. У только что срубленного дерева ядро слегка розоватое, но по мере высыхания древесины оно темнеет и постепенно приобретает буро-красный оттенок. В крас- 35 но-коричневый цвет окрашено ядро у сучьев. Заболонь у сосны широкая, с желтоватым или светло-розовым оттенком. Сердцевинные лучи трудно различимы на торцовом разрезе даже через увеличительное стекло. Но они хорошо видны в виде золотистых блестящих пятнышек на радиальном сколе. Раскалывается сосна хорошо не только в радиальном, но и в тангентальном направлении. Способность сосны хорошо раскалываться используется при изготовлении драни, теса и бондарных клепок. Расщепляя сосновые заготовки вдоль волокон, народные мастера создавали изумительные по красоте щепные игрушки. Тонкие полоски щепы шли и на плетение корзин и коробов. Видимые на поверхности древесины сердцевинные лучи придавали изделиям неповторимый мерцающий блеск.

У сосны, как и у большинства хвойных пород, отчетливо видны годичные слои. Каждый слой состоит из двух частей. Светлая и широкая часть образуется весной и в начале лета, а узкая и более темная — в конце лета и осенью. Ранняя и поздняя части годичного слоя отличаются не только цветом. Ранняя часть более рыхлая и мягкая, а поздняя более плотная, твердая и смолистая. Учитывая эти свойства, мастера нашли способы усиливать декоративность древесины сосны и других хвойных пород. Слегка обжигая поверхность древесины паяльной или газовой горелкой, получают как бы негативный рисунок текстуры за счет того, что рыхлые ранние слои, обжигаясь быстрее,

становятся более темными, чем поздние. После более продолжительного обжига и последующей обработки металлическими щетками поверхность дерева приобретает рельефную фактуру.

На хорошо отшлифованном торце сосны, особенно в темной поздней части годичного кольца, через лупу легко рассмотреть смоляные ходы в виде светлых пятнышек. На продольных разрезах они образуют темные черточки. Поздняя часть годичного слоя содержит больше смолы, чем ранняя. От ширины годичных слоев зависят многие свойства древесины. Широкослойная древесина мягкая, светлая и легкая, а узкослойная — плотная, твердая, темная и тяжелая. Мастера называют широкослойную древесину мяндовой, а мелкослойную — рудовой, за красно-бурый цвет. Наибольшую ценность представляет рудовая древесина с умеренной смолистостью.

В южных областях России, в зависимости от степеней смолистости, различали два сорта сосны — смолку и сухощепку, или дутицу. Смолкой называли сильно засмоленную сосну, а сухо-щепкой ту, которая содержала минимальное количество смолы. Сплавщики леса хорошо знали, что сухощепку можно сплавлять, а смолку нельзя,— если не сразу, то где-нибудь по пути потонет. Тяжела смолка, не держит ее вода, но зато крепка и долговечна: затонувшее дерево может лежать на дне реки не один десяток лет. Поэтому и шла такая смолистая сосна туда, где должна была она противостоять сырости: на постройки в боло-36 тистых местах, причалы и пристани, мосты, детали деревянных кораблей. Три-четыре венца из смолки плотники старались уложить в срубе первыми, ведь они ближе всех к сырой земле. Может быть, поэтому и сохранились нижние венцы построек древнего Новгорода, пролежав столетия в сырой земле.

В столярном деле сильно смолистую сосну применяли редко. Окрашивается и протравливается она плохо. Станешь строгать или пилить — замучаешься, смола прилипает к металлу. Отлакированные и покрашенные краской изделия из такой сосны опасно ставить где-нибудь около печи или на солнце. Под действием тепла смола, находящаяся в смоляных мешочках, растопляется, а лаковое покрытие коробится и шелушится. Но если все же и приходится применять смолистую сосну в столярном деле, то перед отделкой ее обязательно обессмоливают специальными составами. Там, где к прочности изделия не предъявляются повышенные требования, применяли сухощепку. Она хорошо принимает протраву и окрашивается, легко режется и строгается.

В лесу технической спелости сосна достигает к 80—100 годам. В этом возрасте ее рубят для нужд народного хозяйства. В корабельных рощах деревья имеют высоту до 40 м и около полуметра в диаметре. Окоренный цилиндрический ствол дерева — простейший и единственный конструктивный элемент в крестьянских постройках. Но русские плотники научились так хитроумно вязать бревна без единого гвоздя, что порой рубили не только

избы и хозяйственные постройки, но и гигантские строения сложной формы. В 1669 г. под Москвой в селе Коломенском из отборных сосновых бревен был срублен царский дворец, представляющий собой сложный архитектурный комплекс. Бревна для строительства заготавливали в зимнее время, когда деревья содержат минимальное количество влаги, а значит, и меньше растрескиваются. До наших дней дворец не сохранился, но судить об этом грандиозном сооружении можно по рисункам и воспоминаниям очевидцев. В деревянном дворце было 270 больших комнат и три тысячи окон. Дворец поражал не только грандиозными размерами, но и сказочным великолепием деревянных построек. Недаром современники называли его «осьмым дивом» — после семи знаменитых чудес света.

Время работы: 10.00 - 20.00



Дом и дача/Мебель/Мебель/Гостиная/Шкафы/Стеллажи / Riva / Стеллаж-колонка Рива А.УС-1:

отзывы

Оставить отзыв (facebook):
Оставить отзыв (ВКонтакте):

Оставить отзыв (Google+):

 
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru